Романов остров и Романов курган

Самые первые упоминания географической лексики современного Днепродзержинска, которые зафиксированы в источниках, касающихся местности, на которой возникло с. Романково. «Опускаясь далее, в низовье реки, вы встречающете Романов, большой холм, на котором иногда собираются казаки, чтобы провести свой совет и собрать войско. Это место очень красивое и удобное для постройки города, — писал известный французский инженер и картограф Гийом Левасер де Боплан, который в течение 1620-1637 гг состоял на службе у польского короля Сигизмунда и в 1620-х гг путешествовал по Днепру, подыскивая место выше порогов для сооружения крепости. — Чуть ниже лежит остров, имеющий полмили длиной и 150 шагов в ширину; весной он заливается талыми водами. Остров также называется Романов. Здесь собирается множество рыбаков, которые прибывают из Киева и других близлежащих городов. За островом река разливается во всю ширину, ни одна преграда не стоит больше на ее течении, ничто не мешает ее течению. Поэтому татары переходят ее именно в этом месте, не боясь засад, которые обычно угрожают им в северной части острова». Приведенные Г. Бопланом топонимы касаются Романового кургана и Романа (Великого) острова, затопленного во время строительства Днепродзержинской ГЭС. С юга остров был песчаным, поросший лозняком, а с севера — покрыт высокими деревьями, между которыми было удобно ставить шалаши для временного проживания. Во время весеннего разлива Днепра затапливалась лишь южная часть острова, а северная — высокая и крутая, оставалась сухой. Весной здесь можно было заготовить множество дичи, поскольку Романов остров находился в центре птичьих миграций во время их возвращения из южных краев. Два озера — Круглое и Долгое, которые простирались в центре Романового острова, ряд мелких озер, которые каждый раз оставались от весеннего паводка, и прежде всего, чистая и прозрачная главная артерия края-Днепр, были источниками снабжения питьевой водой.

Благодаря удобному географическому расположению, этот остров издавна был традиционным местом рыбацких промыслов. Прибывшие уходники устраивали здесь гарды и ловили рыбу. Затем вялили, сушили, солили и вывозили на ярмарки в соседние регионы. На-конце XVII в. на Романовом острове, который тогда принадлежал Лубенскому Мгарскому Спасо-Преображенскому мужскому монастырю, находился монастырский состояние для рыбных ловив. Рыболовство давало монахам распространенный в то время в Украине продукт питания — рыбу, оставаясь основным источником доходов. С этого промысла иноки питались, одевались, обувались и покупали необходимые товары. Романов остров или Самусийка, как его стали называть позже, оставался любимым пристанищем местных рыбаков и охотников до начала Днепродзержинской ГЭС, во время которого он был затоплен. До последнего там находилось заброшенное здание бакенщиков — потомков казацких перевозчиков, рыболовов, обитавших на острове.

Схема Днепра в районе Романового острова
Схема Днепра в районе Романового острова. Рисунок Кузнецова, 2009 г.

Отделенный от правого берега заливом Старица, с отмелями, благодаря которым вброд легко можно было добраться к суше, остров издавна служил местом для перевоза на левый берег Днепра, где русло реки было не очень глубокое (до ее середины там на поверхность выходили каменные лавы) и сужалось. На левом берегу Днепра часто появлялись татарские кочевья, поэтому нужно было внимательно следить, чтобы не попасть в плен.

Расположенный напротив Романа острова Романов курган (или холм, холм, могила) был хорошо известен запорожским казакам как традиционное место общевойсковых советов. Известно, что в марте 1659 на Романовом кургане состоялась общевойсковой совет под руководством назначенного гетмана Ивана Беспалого, на котором приняли решение об учреждении четвертой по счету сечевой церкви Святого Покрова, ниже современного Никополя на реке Чертомлык.

Д. И. Яворницкий писал: «Во всем Романково нет лучшего и нет красивее места, чем место, где стоят названные курганы… Что за картина была здесь во время совета, можно только представлять себе, — чистое, безоблачное небо, свободная, бескрайняя степь, широкий, синеватый оттенок Днепр. Мужественные загорелые лица, роскошные усы, длинные чубы, бритые головы, красные спины, блестящие сабли, булавы, перначи, бунчуки. Свободная речь, говор, смех, — все это сливалось в одну общую, живу, полную и, в своем роде, единую картину...». Но запорожцы облюбовали эти места не только ради красивых видов, а прежде всего за возможность маневрирования: в случае опасности хорошо налаженной переправой легко можно было перебраться на противоположный берег Днепра. Местность вокруг кургана называлась Воздушной, от легких конных отрядов, которые охраняли совет и следили брод через Старицу, ведущий к Романову острову.

Где же находился тот славный курган, в свое время произведший большое впечатление на раба польского короля Гийома де Боплана? Еще век назад его хорошо было видно даже из соседних поселков, а впоследствии разрушительные дождевые и грунтовые воды размыли его на целых двенадцать холмов, стояли правильным кругом с небольшой площадью внутри. Границы всех двенадцати холмов были досконально изучены и описаны Романковским краеведом, светлой памяти Федором Сокуренко. Они начинались современными улицами Артема и Циолковского г. Днепродзержинска, тянулись вниз к улице Цветов и заводу продтоваров, затем вверх к средней школе № 28 (или «Левады», как называлась та местность ранее) и снова вниз к улице Морской и заканчивались на улице Декабристов. Впоследствии на каждом из холмов были установлены ветряки, поэтому они получили собственные названия по фамилии мельников. Как писал Ф. Сокуренко, в начале 1930-х гг на холмах стояли ветряки Степана Салмая, Фандиив (Матрос), Митилив (Рудь), Чорненка, Аноив, Самсонов, Бережного, Романа.

Вид Романового кургана со стороны Песков.
Вид Романового кургана со стороны Песков. Конец XIX века.

Тот факт, что запорожские казаки проводили на этих землях общевойсковые советы, является побочным свидетельством о существовании у Романова кургана укрепленного перевалочного пункта, в котором можно было найти питьевую воду, продовольствие, свежих коней. «На Романовом курга-не… они [черкасские казаки-прим, автора] жили свободно и безопасно, часто большими ватагами сходились и съезжались на эти места для общих советов и совещаний, день открытого моления и богослужения; здесь казаки были сильными и крепкими; в неоднократных стычках легко били и побеждали татаров, даже в огромных массах», — писал в 1876 г. епископ Екатеринославский Феодосий Макаревский, исследовавший архивные документы и исторические памятники края. Другой известный исследователь запорожского казачества М. Слабченко считал, что Романово и Романов курган имели значение фобургив (с французского — не настоящий город, пригород) — небольшого укрепленного городка, обнесенного рвами и усиленного вынесенными вперед охранными бекетами. Местечковое устройство Вольностей исследователь связывал с господством сечевого права. Итак, начало постоянного проживания населения у Романова кургана датируются как минимум второй половиной XVII в.

Пикет на острове
Пикет на острове. Рисунок и литография Н. Брезе, 1858 г.

Источник: Наталия Буланова, «Камянские этюды в стиле ретро», 2009 год
  • 0
  • 20 ноября 2011, 22:14
  • 1st

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.