Блог им. 1st топик находится в черновиках И «Мазепу» ставили на сцене

У немецкого писателя Йоганеса Бехера есть такое наблюдение над природой аматорства: «Аматорство создает вообще благоприятную атмосферу для искусства, и именно потому, что им занимаются повсеместно, аматор не впадает в заблуждение, будто он великий талант».

Эти слова приходят в голову тогда, когда знакомишься с репертуаром Общества польских любителей сценического искусства, которое существовало в Камянском в начале века.

Для своего бенефиса 1912 режиссер общества Винярский выбрал пьесу польского драматурга Зенона Парва «Корчма». Жанр пьесы — натуралистическая мелодрама, что соответствовало вкусам тогдашней публики. В апреле 1913 г. любители показали в народной аудитории спектакль «Тень» по пьесе Вильгельма Фельдмана. Более известный как критик и историк польской литературы, В. Фельдман не оставил заметного следа в польской драматургии. Возможно, поэтому эта постановка событием в культурной жизни Камянского так и не стала.

Одновременно под эгидой общества «Зхо» на зимний сезон в Камянском создавалась постоянная труппа артистов-профессионалов. Она показывала спектакли на русском, а впоследствии — и украинском. В октябре 1912 г. труппа, руководимая главным режиссером В. Разумовским, поставила драму «Пир жизни» известного польского писателя, одного из первых экспрессионистов в европейской литературе Станислава Пшибышевского (1868 — 1927). В пьесе, очень интересной по сюжету, тонким психологическим анализом и одновременно очень сложной для сценического воплощения, поднимался «вопрос о силе женского чувства к мужу и ребенку». Спектакль имел успех. А когда в сентябре 1913 года труппу возглавил новый режиссер М. Нечай, репертуар ее был крайне эклектичен-наряду с классическими произведениями (пьесы Островского, Сухово-Кобылина, Шилле-ра) шли такие сенсационно-адюльтерные пьесы современных авторов как «привод старого дома» С. Алексина или «Ревность» М. Арцыбашева.

Режиссер М. Нечай поставил в ноябре 1913 г. на сцене народной аудитории две пьесы по романам мировой славы польского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе Генрика Сенкевича (1848 -1916) — «Огнем и мечом» и «Камо грядеши». В интересе публики к этим вещам сомневаться не приходится.

Кстати, «Огнем и мечом» за Сенкевичем в феврале 1915 г. показали камянчанам и местные польские любители. Тогда же шла и пьеса «Малка Шварценкопф» известной польской писательницы Габриеливапольськой (1857 -1921). К сожалению, уровень обоих этих постановок был таким низким, что не выдерживал никакой критики. (В скобках обратим внимание на такой факт. Имя и фамилия Габриэлы Запольской-Мария Снежко-Блоцкий. Известная польская писательница и артистка Габриела Запольская была замужем за блестящим офицером царской лейб-гвардии Снежко-Блоцкий. Правда, брак оказался неудачным и недолговременным. А приставом в Камянском на это время был М.В.Снежко-Блоцкий. Так не родственник мужа польской писательницы занимал здесь эту должность? Вопросы для будущих исследователей).

Большим успехом в те годы в местных поляков пользовался «артист правительственных Варшавских театров» Адольф Станкевич. Каждый его приезд в Камянское сопровождался неизменным интересом местной публики. Для своего бенефиса на сцене народной аудитории в июле 1913-го А. Станкевич выбрал известную драму Юлиуша Словацкого «Мазепа». О популярности молодого актера свидетельствует тот факт, что его бенефис собрал многих камянчан-поляков. Очень зрелищная пьеса классика польской литературы давала благодарный материал для способного актера. После первого же акта публика буквально засыпала цветами своего любимца. Артист получил подношение и адресов от местного польского любительского кружка.

В спектакле участвовали лучшие силы Камянских любителей. В роли воеводы успешно выступил Крук, роль Амели исполнила молодая любительница Ф. Фабисевич, образ короля Яна Казимира воспроизвел Виржиковський, в качестве Збигнева выступил Гощ. Как отмечал рецензент, «спектакль был очень хорошо поставлен и имел большой успех с художественной стороны». Через пару недель в народной аудитории Днепровского завода шла «Оборона Ченстоховы» Ю. Морса снова с А. Станкевичем в главной роли. И этот спектакль «прошел с большим интересом для зрителей, оставив лучшее впечатление, как и все предыдущие спектакли, поставленные в Камянском п.Станкевичем».

В конце 1913-го и в следующем, 1914 году А. Станкевич работал режиссером драматического кружка при Камянском яхт-клубе. В декабре 1913 года актер успешно выступил с декламацией польских стихов при драматически-музыкального вечера в яхт-клубе. Как отмечал один из слушателей, декламации Станкевича отмечались замечательной технической разработкой.

В марте 1915 года кружковцы показали зрителям «Клуб холостяков» — комедию Михала Балуцкого (1837 -1901) — польского драматурга, который начинал как представитель позитивизма, а впоследствии в своем творчестве обратился к популярным комедий. Последующим выходом любителей до зрителя была поставлена в апреле программа из трех водевилей — «Двое глухих», «Обручение» и «Политиканство».

Даже беглое рассмотрение творческих попыток любителей польского искусства в Камянском в далеких уже 1912 — 1915 гг позволяет сделать некоторые выводы. В репертуаре самодеятельной труппы преобладали пьесы облегченного, развлекательного характера (комедии, фарсы, мелодрамы). В тот период времени требования театра к себе резко снизились. Из источника высокого эстетического наслаждения, учителя жизни театр (и профессиональный, и любительский) все больше превращался в поставщика развлекательных зрелищ.

Народная аудитория в XX веке
Так выглядела народная аудитория в начале XX столетия.