Блог им. 1st топик находится в черновиках Запорожец в... подтяжках

Провинциальный городок (а по официальному статусу — село), которым было Камянское до революции, не часто баловали своим вниманием заезжие театральные труппы. Летом 1913 года Камянское посетила популярная в провинции украинская труппа Павла Васильевича Прохоровича. 15 и 16 июня в помещении народной аудитории актеры ставили классические произведения украинской драматургии «Запорожца за Дунаем» и «Наталку Полтавку». Эти спектакли всегда имели успех. В ту пору, когда не существовало еще ни радио, ни телевидение, театр вместе с кино оставался едва ли не единственным массовым художественным зрелищем. И поскольку профессиональной (в современном понимании) трупы в Камянском не было, этот пробел долгое время заполняли любители-камянчане, имевшие тягу и талант выступать на театральной сцене. Вспомним некоторые постановки украинского любительского кружка.

Украинский театр в Камянском имел колоссальный успех у зрителя. «Местные любители малороссийского искусства, — писал один из их сторонников весной 1915 года, — уже зарекомендовали себя как хорошие сценические исполнители, которые серьезно относятся к театральному искусству… Ведь не так легко при тех ограниченных бутафорских, декоративных и других средствах, которые имеют здесь любители, провести более или менее в соответствии с требованиями искусства ставлений спектакль».

Чем же привлекал зрителя украинский театр? Кстати, хороший знаток тогдашней провинциальной сцены Юрий Смолич так сопоставлял украинский театр тех времен с современным ему психологическим европейским:

«Он шел будто совсем другими путями, — делился впечатлениями юности писатель, — и в сюжетах пьес, и в трактовке человеческих образов, и в манере актерского исполнения, и во всех аксессуарах. Был он слишком «театральный» театр-направленный на массовое восприятие, а не на камерность ...». Такая оценка, наверное, будет полностью соответствовать и направлению, которого придерживалась любительская труппа, которая действовала в Камянском. Сельскую публику завораживал сюжетные чувствами пьессы, этнографическая красочность песен, танцев, одежды, элементов быта, без чего нельзя представить себе тогдашний репертуар украинского театра.
Сдружила нас любовь к украинской песне, — вспоминала через много лет Надежда Гавриловна Алимова, которая вместе со старшей сестрой Еленой была участницей тех первых украинских спектаклей в Камянском. — На песню хранилище дались соседи, и тогда замечательные украинские песни выливались и на улице… Так постепенно сложилась группа единомышленников, любителей пения. Рабочий механического цеха Алексей Иванович Ястребцов с женой Анастасией Степановной, Лопатецкий-Наполеон Иосифович и жена Ефросинья Ильинична, супруги Лобковы с детьми, Алимов — Гаврила Васильевич и Татьяна Филипповна, Кожушко с двумя сыновьями, супругов Потоцких, трое братьев Щепакиных создали ядро самодеятельной украинской трупы.

Начали любители с хоровых песен. Почувствовав силы, перешли к постановке популярных драматических произведений, где было много песен и танцев. Голоса исполнители имели прекрасные, хватало и энтузиазма. Хотя профессионального режиссера не имели, с постановкой спектаклей успешно справились свои же любители — Ястребцов и Лопатецкая. В условиях, когда царский режим не позволял в Камянском деятельности даже невинной «Просвиты», украинские спектакли оставались единственным проявлением национальной жизни. Потому спектакли имели большой успех у зрителя. Елизавета Сергеевна Лобко вспоминала горячий прием спектакля «Назар Стодоля», Надежда Гавриловна Алимова с сестрой Еленой Гавриловной-об успехах спектакля «Ой не ходи, Григорий», в которых они участвовали. С успехом ставили «Цыганку Азу», «Наталку Полтавку», пьесы Карпенко-Карого.

Камянчане полюбили свой театр. Некоторые спектакли приходилось делать платными, чтобы приобрести костюмы, изготовить декорации. Занимались благотворительностью — помогали семьям солдат первой мировой войны, бедным односельчанам. Порой на волах ездили со спектаклями в соседние села. Благодаря основателям драматической труппы Сергею Матвеевичу лобке и Петру Федоровичу Щепакину в Камянском зазвенели бандуры. Год позже, под руководством Михаила Сергеевича Лобка, который мальчиком вместе с отцом вышел на сцену в спектакле «Суета», капелла стала заслуженной капеллой бандуристов Украины, а ее руководитель-заслуженным артистом республики. Сергей Гаврилович Алимов проявил себя талантливым режиссером самодеятельных спектаклей, активным участником и организатором художественной самодеятельности. В народном театре металлургов активно выступали три поколения Лопатецких во главе с Наполеоном Иосифовичем. Таким мощным был толчок, данный любителями при самом начале XX века.

Вновь вернемся к репертуару 1910-х годов. Какие же представления предлагали камянчанам любители? В 1913 году большим успехом пользовалась пьеса Людмилы Старицкой-Черняховской «Гетьман Дорошенко». Долгое время эту пьесу считали националистической (после того как автора судили 1930 неправедным судом по делу «Союза освобождения Украины»), но недавно «Ге
тьмана Дорошенко» переиздана в Киеве, и мы увидели, какой это величественный, шекспировского размаха произведение. С интересом шел зритель 1913 года и на «Гайда-мака Гаркушу».

В этой пьесе рассказывалось о некоем украинском Робин Гуде или Ри-Нальди Ринальдини — благородного разбойника. Семен Гаркуша — историческая личность, предводитель крестьянского движения на Украине во второй половине XVIII века. С малолетства он испытал голод, лишения, помещичьий произвол. Поэтому еще ребенком вместе с чумаками покинул дом и странствовал Украины. В 1756 году появился он на Запорожской Сечи. Участвовал в русско-турецкой войне, был ранен под Хаджибеем. После выздоровления возглавил отряд из крепостных-беглецов и стал нападать на богатые украинские хутора. Не раз арестовывали его, и он каждый раз удирал. В 1784-м его схватили в третий раз и послали на пожизненные каторжные работы в Херсон, где он, наверное, и погиб. В Украине о гайдамаке Гаркуше было сложено немало преданий и легенд, в которых он изображался защитником простого народа, изобретательным и отважным мстителем. Многие писатели обращались к его образу, начиная с украинского и русского писателя Василия Нарижного, предшественника Г обнажу.

А в 1915 году камянчане смотрели «Волшебный путь» Третьякова и «Борцов за мечты» Тогобочного. Эти забытые ныне авторы имели значительный успех у современников. Следующего, 1916 года на местной сцене шли «Месть жидовки» Козич-Уманской, «Облако» Суходольского, «краденая воля» Третьякова, «Еврейка-вихрестка» Тогобочного.

В апреле 1915 года в помещении заводской аудитории любители поставили хорошо известную и современному зрителю драму М. Старицкого «Ой не ходи, Григорий, да и на вечерницы». В этом спектакле впервые выступила в главной роли Маруси одаренная певица Мария Трофимовна Горошко, наделенная, кроме хорошего голоса (меццо-сопрано), еще и музыкальным и драматическим дарованием. По оценке современников она, «дала типичную Марусю: гордую, страстно любящую, наивную и правдивую».

Провинциальная публика в те времена ходила в театр «в приподнятом и торжественном душевном состоянии-будто в церковь», впрочем, так и называя тогда театр — «храмом искусства». Дебют М.Т. Горошко произвел на зрителей хорошее впечатление: «Гибкая, живая, впечатлительная, она обладает превосходной красноречивым мимикой и сочным, свежим голосом с прекрасной вибрацией в высоких нотах. В той игре слышалось немало недосказанного...» Партнерами М.Т. Горошко выступили любители Кожушко (Гриша) и Ястребцов (Хома) и другие. В спектакле был задеяний хор, правда, с недостаточным количеством теноров. В целом спектакль прошел удачно и многочисленная публика, наполнила аудиторию, осталась довольна, долго и горячо аплодируя искусству любителей.

Еще одна пьеса М. Старицкого — «Невольник» — шла на Камянской сцене в январе 1916 года. С этой постановкой тесно связано несколько интересных курьезов. Упоминавшийся любитель Кожушко неплохо справился с порученной ему сложной ролью. Но вот во втором акте он, как запорожец, отправляется в военный поход… без ружья. Такая трогательная сцена и вдруг такой пассаж: едет казак на войнушку, а оружие оставляет дома. А случилось так потому, что винтовка системы «Бердан», которой хотели в последний момент оснастить актера, конечно же в руках казака была неуместной…

Не обошлось без промаха и в четвертом акте, где одна деталь свела на нет всю сцену. Представьте себе такую удручающую картину. Тюрьма. Казаки, истощенные неволей, закованные в кандалы, томятся в каменном мешке. Из-за кулис появляется их товарищ, такой же запорожец, как и они, отчаянный рубака, сын своей эпохи, но… в подтяжках. Казак вышел, таким образом, модернизированный. И на сцене он все время пытался стоять так, чтобы все видели его и его подтяжки. Поэтому, как видим, были среди молодых камянчан любители пощеголять подтяжками еще в 1916 году. А мы думали это выходка моды нашего времени…

Неизменной популярностью на Камянской любительской сцене пользовались и спектакли по произведениям Николая Гоголя. 24 мая 1915 в заводской аудитории с успехом прошла комедия «Сорочинская ярмарка», в основу которой было положено знаменитое произведение Гоголя. Постановку осуществил режиссер украинского любительского кружка Ястребцовых, роли исполняли Щепакин, Потоцкий, Чернявская, Лопатецкая, супруги Кожушков, ы супруги Ястребцовы. Прибыль от спектакля пошел на пользу семей тех камянчан, воевавших на фронтах первой мировой войны.

Еще одной попыткой обратиться к творчеству Гоголя была постановка в феврале 1916 года трехактная пьеса «Майская ночь» малоизвестного драматурга Устенко-Гармаша. Автор заимствовал сюжет пьесы из одноименного произведения Гоголя. Однако переработка повести была неудачной, из-за чего и спектакль значительного успеха не имел.

Говоря о театре, трудно удержаться от того, чтобы не представить и камянскаго зрителя той поры. Наверное, будет представлять интерес эта зарисовка с натуры, датированная 1912 годом:
«Возьмите Народную аудиторию. Сооружение хорошая, оборудование сцены неплохое, есть и читальня, и чайная, и оркестр играет. Одним словом, все есть, а, сказать откровенно, зайдешь и вместо удовольствия нервы попортишь. Начнем с того, что многие занимает чужие места, через которые во время самой спектакля публика поднимает шум. Акустические условия и так неважные, а тут еще в дополнение разные разговоры, хихиканье и даже беготня мальчиков. Конечно, вы ничего не слышите, волнуетесь. Наконец антракт. Ну, толкотня и суматоха — это уже везде бывает, но, конечно, в меньших масштабах: у нас они особенные. Заходите к чайной, она же и комната для курения. Здесь тоже перед вашими глазами возникает картинка не очень веселая. Рой мальчишек с сигаретами в зубах стоят, сидят-иногда даже на столах, толкаются, ругаются. Ну, вот вам и удовольствия… »

Возможно, автор немного и сгустил краски, но в целом атмосфера времени передана довольно сочно.

То лишь кажется, что любительские спектакли — настоящее наслаждение для любителей. На самом деле это — нелегкий труд. Недаром в переписке Леси Украинки наталкиваемся на такое признание: «Ведь то известно, что худшей каторги нет, как утверждение всяких спектаклей ...»

Театр в конце XX века в Днепродзержинске - народная аудитория в прошлом
Театр в конце XX века в Днепродзержинске — народная аудитория в прошлом